четверг, 26.02.2015 16:00

De-Phazz: нюансы восприятия

22 февраля 2014 года в центре Киева было много людей и очень громко – выстрелы, крики, набаты побеждающей на надрыве революции. Спустя год там же (на Институтской, Грушевского, возле Консерватории и Главпочтамта) было много людей и очень тихо – день памяти получился очень special. Лучи света, устремленные в небо, красные лампы под мостом над верхней баррикадой, цветы, портреты, свечи и бесконечные струйки прохожих.

Особенно хороший вид на Майдан открывается с пригорка, на котором расположен Октябрьский дворец. Посмотреть еще немного сверху, помолчать и потихоньку в зал. Там – De-Phazz. Тихий De-Phazz. В этот день уместный именно в таком виде.



После нескольких визитов в классическом электрическом варианте, немцы приехали с программой De-Phazz Private, которая подразумевает заметно более акустический звук. Впрочем, от полной акустики группу отделяло два мостика – запланированный электро-механическое родес-пиано и бас-гитара вместо контрабаса. Последнее было неожиданным – со сцены намекнули, что с контрабасом произошли «некоторые трудности». Ну, бывает.

Нужно отметить, что зал Октябрьского был полон визуально процентов на 80. У людей еще есть деньги на хорошую музыку – приятный сигнал.



На сцене четыре инструменталиста – Оли Рубоу на ударных, Маркус Боденсе на басу, Ульф Клейнер за родесом и Франк Спаниол, ответственный за духовые. Звук действительно для De-Phazz непривычно камерный. Кажется, что зал физически больше, чем этот звук. Несоответствие исправляет появление Пэт Эпплтон. Терпеть не могу слово «очаровательная» в текстах о мероприятиях, но, черт возьми, да – очаровательная Пэт Эпплтон! Вокал полутемнокожей певицы (мама Пэт – немка, отец – либериец, значительную часть детства она провела именно в Африке) занимает нужную позицию как Гарри Стэмпер на астероиде и становится совсем хорошо. Негромко и хорошо.



Пэт – джазовая певица из кино 50-х. Она сдержанна, но игрива, эстрадна, но с перчинкой. Пэт время от времени приближается к границам слева и справа – от скучной классики жанра до духа отвязного рок-н-ролла – но ни за что их не переходит. Чувство стиля у нее потрясающее. В зале холодно, но тепло, идущее от Пэт, ощутимо физически.



Минут через двадцать ее сменяет Карл Фриерсон, другой основной вокалист De-Phazz. Карлу баланс не интересен вообще, он за рок-н-ролл в широком его понимании. Он больше и охотнее общается с залом, ходит на авансцену, заигрывает и купается в сценическом свете.



И тут в атмосферу концерта проникает легкий аромат несоответствия. Бурлящая энергия Фриерсона едва ощутимо выбивается из образа De-Phazz Private («приват», как произносят сами музыканты). То, что идеально подходит для классического De-Phazz (да и создает его, по сути), в качестве приватного танца не срабатывает. Тут бы и дать жару, но с родесом и щеточками по ударным сильно не разгонишься. А ведь Карл хорош, чертяка, но интуиция уже не шепчет, а говорит в полный голос – «не сюда, не в этот концерт».



Затем снова следует блок песен Эпплтон и еще один блок Фриерсона. Ощущения те же. В конце они поют дуэтом. Замечательно. Яркая концовка окончательно обрамляет настроение воскресного вечера – теплое, мягкое, беззаботное. Это уже потом будет дорога обратно через печальный Майдан, это будет потом.



Сложно сказать, насколько соответствует действительности расшифровка DEstination PHuture of jAZZ (направление будущего в джазе). Скорее, это еще одно прочтение и авторское переосмысление джазовой музыки основателем группы Питом Баумгартнером. De-Phazz не приносит ничего принципиально прорывного, но в создании джаз-лаунжа они достигли уровня, близкого к совершенному. De-Phazz Private – красивая спокойная программа. Автору текста De-Phazz ближе все-таки в электрическом звуке.

Текст – Константин Трегуб
Фото – Анна Корбут


Теги: De-Phazz, Karl Frierson, Pat Appleton, Pit Baumgartner, Карл Фриерсон, Пит Баумгартнер, Пэт Эпплтон

blog comments powered by Disqus

Афиша

Фотобанк

Crazy Town
ДахаБраха и Port Mone
GusGus
Ken Hensley
Dakh Daughters





Музыкантам
web support