среда, 06.11.2013 13:32

Sunsay: истина в акустике или кефир без прикрас

Андрей Запорожец уже давно не солдат. Нет больше ни белой, ни красной ваты – у героев  5’nizza сольные романы. Но, после внушительных оваций музыкант выходит на второй бис Малой оперы и на радость для тебя мама-война поет то, с чего начиналось.

Пятница. В большом зале Ангара аншлаг. Люди заходят, занося с собой всю рабочую неделю. Сан последовательно шагает на месте, обращаясь к публике профилем. Фронтмен усердно молчит, предоставив слово акустическим звукам. Мелодия ритмами мы, забудь про календари. Тонкая флейта, характерное укулеле, кахон, барабан – готово, теперь все чище, роднее, что ли. Теперь можно петь. Легко

Дальше Sunsay играет свой последний, и, пожалуй, самый спорный Благодари. В четвертом альбоме группа завернула фирменный этнический хип-хоп в электронную обертку. Одни восприняли такой эксперимент как дань моде, другие назвали семплирование битой чашки «революционным». Сами музыканты обозначили жанр альбома новым термином Def Kef, где Def значит «крутой» по хип-хоп меркам, а Kef – сокращение от Кефир, самой замороченной песни альбома.

  

В тур группа решила ехать без прикрас. Диск с результатом аранжировок Кости Чалых и Вячеслава Семенченко можно купить у входа. На сцене же Андрей склеивает чистый звук инструментов в одно целое цоканием, обрыванием фраз, емкими приемами битбокса, воспевая бытие, его непрерывность, покой и не покой. 

Наблюдать и слышать чудеса Сергея Клевенского – всегда отдельное удовольствие. Мультиинструменталист виртуозно играет на волынке, флейте и массе других волшебных духовых палочках, придавая привычно-гитарному сопровождению этих песен вплетения дополнительных историй.   

Эта музыка очень личная. И сколько бы людей ни вместила площадка, Sunsay умудряется побыть с каждым тет-а-тет, донести свои жизненные важности и раскрыть всю прелесть «Крутого кефира».  

Дерзкую Bacajindu уравновешивают Капли на плитах, дом океан с которых начинается Наяву. Еще  Мы поём веселей совместную с Джоном Форте Wind Song, а в протяжном «ааа» неслучайного Дайвера на глубине встречаются глотки кислорода. 

Андрей почти не разговаривает между песнями, но концерт получается, как двухчасовое интервью, где автор успевает покорить чувством юмора, легкостью, уверенной твердостью. С призывом быть слабей больше не спорю, а, наконец, слышу эту мысль, медленно танцуя на волне со всеми в зале и оставаясь так приятно слабей.

Проходящий мимо парень вдруг останавливается и мне на ухо вторит Сану «сознавая душой, владей умом, управляй волей!». С таким Долби сэрраунд тоже не поспоришь. Опять же, слушаю, танцую, принимаю.

На бис крылатым умирает каждый. Тень Сансея в разы увеличенным силуэтом проецируется на бордовые стены. Потом Тепло.



Конечно, добровольно покидать такую атмосферу никто не хочет. И после второго прощания, и после включения музыки из колонок публика настойчиво аплодирует. Музыканты возвращаются, признаются, что отыграли все заготовленное. Зал наперебой просит Стрелу, Маму, Море,… А Сан берет, и играет Солдата. Самую заезженную песню далекого прошлого, которую уже лет 5 слышишь только под расстроенную дворовую гитару. 

И тут вот что. Как же дерзко, ни на что не похоже, начали. Как же быстро росли и менялись. Как же много еще впереди.  

Sunsay, у тебя есть всё. 


Текст: Катя Варапай



Теги: Sunsay, Андрей Запорожец, Малая Опера, Сансэй

blog comments powered by Disqus

Афиша

Фотобанк

Crazy Town
ДахаБраха и Port Mone
GusGus
Ken Hensley
Dakh Daughters





Музыкантам
web support