Юрий «Хобот» Галинин: «Купить диск на концерте, по-живому – это честно, это правильно»

С Юрием Галининым, он же Хобот, мы знакомы с давних пор. Сколько – 100 или 250 лет – мы не считали. Одно помним точно – однажды даже поиграли вместе с полумифическом Геккельбери Финн Оркестра. Спустя годы и через расставанья мы сидим, пьем сигареты и курим чай. Или наоборот. Они нас пьют и курят.

 
Боря Вэйтс
- Я посчитал по предыдущим интервью, получается что ты в музыке официально лет тринадцать?
Хобот
- (показывает на плакат в углу комнате)… ну вот смотри, вон там написано 20 лет. А тринадцать лет я нахожусь в Киеве. Так что 20, хотя зависит от того? что мы считаем.
Боря Вэйтс
- Ну, видимо выступления клубные.
Хобот
- Ну хорошо, скажи, а если это выступление в красном уголке в обеденный перерыв цеха ЛМЦ Полтавского Горно-обогатительного комбината, это как?
Боря Вэйтс
- Я скажу – О! Это святое! Но кончай томить душу и расскажи все как на духу! Вы там работали?
Хобот
- Нет, работали рабочие, а мы там репетировали. Нам было по 15-16 лет и мы были группа. Мы хотели играть как Виктор Цой. Это была не просто группа, а идеальная группа – когда все – кенты, все знакомы с детского сада, с 7 лет. Каждый пришел в музыку своим путем – кому папа аккорды показал, кто где сам чего увидел и так далее. Играли Цоя, играли звезд тогдашнего рок-н-ролла. Играли свое. И что смешное – тот, кто придумывал свою песню – тот играл на ритм-гитаре. Выглядело это приблизительно так – член группы объявлял на репетиции – я придумал песню – и брал в руки гитару. В этот момент начиналась буквально драка за инструменты – кто хватается за бас, кто за соло-гитару. На барабаны особых видов не было – у барабанщика был пионерский барабан. В конце концов, он первым сказал – пацаны, это несерьезно, с меня лахает весь двор, говорят, ты че, додик? Играешь на пионерском барабане – у тебя уже усы растут! А потом через родственников – это, правда, длинная история до нас доходят сведения, что вот в том ЛМЦ Полтавского Горно-обогатительного комбината есть списанная ударная установка за какие-то смешные деньги. И пришли мы за барабанами, а мужик, ею заведовавший и говорит человеческим голосом
- А зачем вообще она вам нужна?
- У нас группа – сурово ответили мы.
- Интересно, – сказал мужик, – а сыграйте! Включили нас в аппаратуру. Впервые, заметь! И тут мы прозрели. А песни хорошие. Мужик сказал – класс! Хотите – репе-петируйте здесь, я вас за это попрошу иногда участвовать в наших культурных мероприятиях. Ударили по рукам. Вот такое было начало.
Боря Вэйтс
- Ого-го как все ярко помнится! Двадцать лет поди как минуло, а болезни Альцгеймера у тебя – ни в одном глазу. Ну, тогда – юность, гормоны хлещут из всех щелей. Тут ты себе и Зорро, и Бэтмэн, и Робин Гуд, и Виктор Цой. Какие ощущения сейчас? Тогда музыка была только в мечтах. Сейчас ты – состоявшийся музыкант.
Хобот
- Ты знаешь – где-то я слышал, что есть кризис среднего возраста – это когда уже все по голове отлупило. Все уже побывали Робин Гудами типа подросли и вдруг столкнулись с реальной жизнью и, хотя я не соглашусь с сентенцией БГ про то, что рок-н-ролл уже мертв, а он еще нет, но где-то отдаленно правда такая есть. Потому, что то, что сейчас происходит на сцене – это не рок-н-ролл, это – шоу-бизнес.
Боря Вэйтс
- А твое мироощущение по этому поводу? Путь? Кто виноват? Что делать?
Хобот
- (вздыхает) Ловил себя пару раз на таком банальном ощущении, что ничего кроме этого не умею. Вспоминая время, когда я первый раз стал отцом, было состояние срыва башни – как все совместить, как все слепить до кучи. И у меня какое-то время была серьезная депрессия, я сидел вечерами, пил пиво, я ничего не мог придумать, потому что понял, что ничего кроме музыки я не умею. Были мысли и о стабильной музыкальной карьере, но скажу честно: оркестр – это не мое, хотя я и поработал на этом поприще 2 года. 2 года в симфоническом оркестре – в Днепропетровской филармонии. И был первым контрабасистом филармонии которого взяли из музучилища. Скрипачи обзавидовались – как это так, мы здесь по 7 лет у лучших педагогов, а этот, смотрите – выскочка. Но я быстро понял, что это – завод. Это ничем не отличается от токарного цеха – ты приходишь на работу, от звонка до пенсии. А потом появилась группа Колесо Закона, талантливые и ребята, и музыка. Амбициозные. Год шел 1996. И вот параллельно набирая обороты как академический музыкант, я здесь реализовывал в группе свои мечты – рок-н-ролл, ритм-энд-блюз. Причем я еще не понимал, что именно конкретно мне хочется играть, но знал, что это не хеви-метал. Нужно было делать драйв, такой, чтобы сносил стены…
Боря Вэйтс
- …и крыши …
Хобот
- Да. И мы очень быстро начали набирать обороты – третье место на Червоной Руте, по области вышли в какой-то полуфинал чего-то и надо же так случиться – концерт-презентация нашей группы в клубе Бомба совпал по дню с выступлением предновогодним в Филармонии. Я подошел к инспектору нашему и говорю – Геннадий Николаевич, я конечно заранее понимаю что моя просьба не вызовет у вас дикого восторга, но мне жизненно необходимо отпроситься с концерта.
- Кто умер – участливо поинтересовался он.
- Да слава богу пока никто. Просто мы тут моей группой родили дитя и его надо презентовать миру.
- ммм…так выставь замену – простодушно ответил он.
И тут я понял что вся эта система в принципе направлена на уничтожение личности и на замену заболевшему контрабасисту всегда найдется другой.
Боря Вэйтс
- …пришлось покинуть заведение?
Хобот
- …нет, мало того, я умудрился отличиться на Червоной Руте. У нас концерт был в 4 часа, а в 8 вечера – другой. Так вот после концерта к нам зашел друг – почтальон Александр со словами – никто не знает, что вы выиграли суперприз. И достал из сумы 2 бутылки водки Крепкой – 50%.Что такое для студентов на голодный желудок 2 бутылки Крепкой думаю рассказывать не надо. И я приехал в Филармонию… Лучше бы я туда не приезжал. Был сильный скандал, думал – все! Либо порешат на месте – музыканты это ж мафия – либо, что еще хуже – уволят. Еще они не могли понять, что со мной – не наркоман ли я, потому что поведения мое было странным. Я плохо пытался притворяться трезвым, при этом спиртным от меня не пахло, вот такая удивительная водка. Короче говоря, меня оставили видимо в силу того, что нету дураков играть на контрабасе…
Боря Вэйтс
- Кстати, про детей – раз уж замолвили слово – ты же, насколько мне известно, преподаешь? Какое растет поколение?
Хобот
- Слушай, очень все у них серьезно.
Боря Вэйтс
- Не погулять вышли?
Хобот
- Целеустремленные, знающие себе цену, особенно девушки.
Боря Вэйтс
- Я почему задал вопрос – интересно, как молодежь справляется с огромными потоками информации?
Хобот
- Вот продолжая историю – я ведь не только про учеников, я про людей с которыми пересекаешься в различных компаниях. Так вот, общаешься и думаешь – ребятам наверное лет по 25, а им на самом деле от силы 18. Вот они такие, какими я их описал – они знают, чего хотят сами, чего от них хотят. У нас было как-то проще.
Боря Вэйтс
- Более лениво?
Хобот
- Ну и это тоже. Все эти информационные технологии сильно меняют человека – сейчас, если ты в школе и у тебя с первых классов нет телефона – то ты – лох.
Боря Вэйтс
- Нет, все не так – если у тебя простой телефон, то ты – лох. А если нет телефона, то ты – лох в квадрате.
Хобот
- (смеется) Лирическое отступление. Мой малой пришел домой, говорит – мама, меня на кубики поставили. Путем пыток ребенка и логических умозаключений установили, что в секции борьбы, куда его записали, он кого-то там перемог (скрипка и барабан не пошли) и его поставили на пьедестал почета. А еще он недавно мне заявил – папа, а хочешь я тебя завалю? То есть, у меня такое ощущение – они растут под знаком Сойдисовзлетнойполосынемешаймневзлетать.
Боря Вэйтс
- Окей. Вернемся к нашим баранкам. Скажи вот, сейчас все немножко изменилось, в том числе и в музыке. Шоу-бизнес скорее мертв, чем жив. А каков путь музыканта сейчас – стоит ли ему вообще выпускать альбомы с музыкой?
Хобот
- Слушай, ну ты знаешь, этот вопрос меня, не побоюсь этого слова, буквально плющит. Когда заходят либо мысли, либо речь об альбоме… Допустим у Хобот и Со это вообще больная тема. Я не знаю… Я не из тех людей, которые живут 80-ми. Я не могу сказать, что я человек формата Майка Науменко. Мне не параллельно, что происходит с моим делом и моей группой, мне не параллельно как мы играем, слышат нас или нет, есть ли у нас пиар или его нет – эти вещи меня волнуют. Единственное что – приходится самому все это делать, потому, что если бы был продюсер… это был бы не тот рок-н-ролл. А и нет пока такого, не встретился такой человек, в руки которого я могу безбоязненно отдать все эти волнения. И возвращаясь к вопросу об альбомах.
Песни множатся, пусть не очень быстро, но количество их растет и нужно в хорошем качестве отдать их в хорошие уши. На концерте подходят – скажите, а у вас диски есть? А из возраста тиражирования дисков на компьютере мы уже вышли. Концертные записи естественно есть, но хотелось бы, чтобы все было по красоте – в обложечке, официально. Опять-таки – наличие диска сильно помогает тем авторским коллективам, которые ломятся играть в Докер Паб. Почему Хобот и Со не выступают там? Потому что с одной стороны это уже не кавер группа, хотя это тоже можно… (нас прерывает телефонный звонок из Нью-Йорка – звонят с предложением выступить на дне рождения мэра города, мысль немножко теряется)… Да, так вот, зачем мне нужен диск-презентация – на радио, не понесешь же туда болванку. Или хочется устроить презентацию, пригласить журналистов на 100 грамм – опять-таки, нужен диск. Так что, как авторский коллектив мы не попадаем на соответствующие подмостки, так как нет ротации на радио, а с кавер версиями мы тоже не всегда понятны – вот идет песня в стиле рокабилли и слушатель не сразу догоняет, что звучит песня Цоя и не потому, что звучит плохо, а потому, что слушатель теряется. В общем, такое.
Боря Вэйтс
- То есть диск – это статусное действо?
Хобот
- Да. Но мы не знаем что будет со вторым диском, и не знаем, что там и где там, собственно, первый. Выпустить – выпустили, презентовали, но где он реализуется, продается ли, куда с него идут деньги – полная непонятка. Ощущение такое, что ничего и не было. И потом – зачем покупать диск, если все есть в интернете. Нашел – скачал. Найти – не проблема. Я даже нашел такую раритетную группу города Днепропетровска, как Ренессанс. Был там один человек, дивно игравший фьюжн на электроконтрабасе – мы называли это «лыжа». И вот какими-то судьбами забросили их в конце 80-х на гастроли в Швецию. Приехал человек обратно и поставил контрабас в угол, надел рясу и стал служить батюшкой, так его там торкнуло.
Боря Вэйтс
- Вот-вот – не ходите дети в Швецию гулять. Сравнения бывают опасны. Даже на бытовом уровне.
Хобот
- Вот и работает человек батюшкой.
Боря Вэйтс
- Кстати, раз уж мы заговорили о Боге, расскажи про душу контрабаса.
Хобот
- Ты меня озадачил. Был уж когда-то вопрос о том, как мол вы их называете и я ответил – я столько не курю. Так, чтобы называть его именами и общаться с контрабасом, так наверное нет – я же нормальный трезвый мужчина в полном расцвете сил и лет. Но бывает так, что смотришь на него, то есть на контрабас и говоришь – да, вот это тебе, брат, не повезло. Я много инструментов повидал…
Боря Вэйтс
- То есть, вот ты и озвучил, ты сам сказал – брат. То есть пацан, кореш, дружище.
Хобот
- Таки да. Он – партнер. Он – помощник. И в смысле выживать помогает материально, и в смысле высказать то, что я чувствую, то, что я переживаю.
Боря Вэйтс
- Друг спас друга. Без сантиментов. По-мужски.
Хобот
- Поделюсь историей. С примером того, когда человеческая тупость и вандализм не знают границ. Видел контрабас, полностью заклеенный эпоксидной смолой, а там, где не держалось, так еще и гвоздями приколбасили. Я плакал, увидев такое. Не в кавычках. Хотелось бы взглянуть на этих людей. Наверное, это мутанты. А вот еще история. Разговорились с девушкой, певшей на одном концерте с нами, а она и говорит – у нас в селе в музклубе стоит контрабас, новый. Вот уже 20 лет как новый. Никем не пользованный. Девственник. И как-то раз в субботу, презрев прелестные эротические сны с рання, мы встаем и едем в это село выручать контрабас – у меня какая-то пожизненная к этому тяга. Приезжаем, находим хату зав-ДК, салютуем его жинке, она отправляет нас в поле, где зав-ДК возделывает пашню на тракторе – трактор-трактор-дыр-дыр-дыр – мы за мир, обычный пацан, сельчанин плюс завдека. Ведет он нас в ДК, куда редко ступала нога человека, открывает дверь, где стоит вожделенный инструмент и тут меня просто присандалило –стоит московский контрабас, только более новый, чем вот этот (показывает на контрабас, стоящий с углу комнаты) – из той эпохи, когда страна СССР заканчивалась и заканчивали делать продукцию имени этой страны, сворачивали производство – прислали и этого беднягу сюда на службу. А потом – перемены и все, забыли его, не до него было. Настолько впал инструмент в забвение, что когда маляры прибыли белить комнату, самый факт его существования не восприняли всерьез и побелили вместе с комнатой.
Боря Вэйтс
- Безумные вещи происходят под Луной, воистину говорю вам! Скажи, а что было бы безумством с твоей стороны?
Хобот
- Вот знаешь, бывает так – чел уходит из популярной группы и мы не знаем истинных причин – может отношения натянулись, может были бабловые проблемы. Но скорее всего он уходит из-за того, что теряется истинное лицо группы. И вот у группы – успех, а он уходит. Кто-то скажет – безумие, а я – понимаю, вот так взять и сказать себе – все, я в этом говне не участвую.
Сейчас модно быть статусным – наличие тебя на тусовке меняет твой статус. Я, конечно, тоже местами такой – взять мое участие в проекте с Катей Чили. Но это – видимая сторона медали. Я очень уважаю этого человека, а общение с ним раскрывает меня в других ипостасях. Я не из тех, кто замыкается на своем – в ее проекте я играю по-другому – совсем другая манера. Плюс – общение с талантливыми музыкантами.
Боря Вэйтс
- Совместные творческие проекты – последнее время, смотрю, у тебя был концерт с лидером  Чилибомберс.
Хобот
- Да, вот как раз сейчас Горин звонил…
Боря Вэйтс
- Скажи, у тебя таких затей много? И каков потенциал таких союзов?
Хобот
- Скажу так – я не всегда успеваю делать уже то, что имею, у меня нет времени и возможности кричать на каждом углу – эгей, пошли, поиграем! Катя Чили выступает нечасто. Горин – то в Москве, то здесь, Хобот и Со тоже не каждый день концертируют. Есть у меня идея околоджазового проекта, где мне хотелось бы раскрыться в роли продюсера и музыканта. А на вокал я бы пригласил девушку. Но пока это все висит. А с Гориным такая получилась история – ты же наверное в курсе, что с Васей Гонтарским, покойным, у нас вышла совместная работа – Вася и Хобот. Альбом был записан без репетиций за 2 дня. Летом 2005 он позвонил мне и предложил поучаствовать в сольном проекте. Я ответил – хочу, почему бы и нет. В следующий раз звонок раздался в ноябре того же года:
- Готов, мол, записываться? Я говорю – готов. Ну, тогда встречаемся на студии.
- Стоп – говорю я – как на студии? А репетиции?
-Та – говорит он, ты разберешься, не парься.
-Хорошо – говорю я – а что мне за это будет?
-Он говорит – бессмертность.
Боря Вэйтс
- Так ты теперь, получается, бессмертный? Можешь развлекаться в стиле Кощей Бессмертный – под грузовики бросаться, с мостов скакать?
Хобот
- Ну, получается что так. И Вася серьезно выстрелил этим альбомом. Про себя Вася говорил – если человека зовут Васей, то кличка ему не нужна. Потом мы участвовали с ним в творческом вечере Леся Подеревянского и Игоря Лапинского. И вышел диск с концертом, звук конечно ужасен. И проект этот был весьма приглашаем. Мы выступали и дело даже шло ко второму альбому, если бы не скоропостижный Васин уход. А в последние дни Васи человек по имени Слава, который продюсировал Леся и его Блеск и Нищета Пидорасив, и Васю и Хобота, познакомился с Игорем Гориным и Чилибомберс. Ему очень понравилась то, что делает Игорь, и он решил зазнакомить  его с Васей. Но не успел. А нас он познакомил, может быть в надежде разработать концепцию похожую на Васю и Хобота – дуэт. И ты знаешь, это очень прикольно – дуэт. Это – свобода.
Боря Вэйтс
- Ну а в дуэте с Гориным ты больше играешь? Или поешь пополам с ним?
Хобот
- Безусловно, первую скрипку в этом проекте играет он. Подавляющее количество материала – его. Я выступаю в роли поддерживающего и сопереживающего начала.
Боря Вэйтс
- Доктор Ватсон.
Хобот
- Да, вот где-то так. Точно. Попал в точку. И меня эта роль вполне устраивает и не ущемляет, благо у меня есть для полноценной реализации меня самого Хобот и Со. Это – интересный творческий союз – другая музыка, другие ощущения и другие зрители. И также полигон для исполнения тех песен, которые я, по той или иной причине, не исполняю в своей группе – например, реггей на стихи Высоцкого, другие песни со стилистическими отклонениями. Так, как мне важна целостность звучания. Мне непонятна концепция когда уважаемый мной исполнитель играет солянку-ухо-горло-нос-руки-ноги-хвост. Он тут же перестает быть уважаемым. Я – за целостность. Пусть Горин и Хобот будут называться эмо-панк-шансоновым дуэтом. Пусть Хобот и Со остается эксплоузив ритм-энд-блюз-софт-энд-билли. Пусть Катя Чили остается Катей Чили. Вот так.  
 Боря Вэйтс
- Как насчет следующих проектов?
Хобот
- Вот не знаю. Надо со всем существующим разобраться. Хобот и Со уже год пишет первый альбом, плавно переходящий во второй. А первым выйдет скорее всего концертник, он записан, осталось привести его в чувство. Катя Чили записала двойник на очень хорошей студии с Лешем Дроздом в качестве саундпродюсера. Альбом этот как бы есть, но судьба его как бы пока неизвестна. Горин только что звонил – у нас с ним проблема – нам стыдно продавать диски своих сольных проектов на наших совместных выступлениях – пора писать свой диск. Вот возвращаясь к теме альбомов – сейчас нерентабельно выкладывать альбомы в магазинах – оно не работает. Мой друг, работающий в сети специальных музшопов, плачет горючими слезами – никто не покупает  диски, все есть в интернете. Конечно, есть маньяки, влюбленные в статус – обложечка, книжечка. Но диск купить на концерте по живому – это честно, это правильно, это – по душевному состоянию.
Боря Вэйтс
- А вот еще вопрос творческого плана – дядя и Ирина Корнилова пишут тексты – это я взял из прошлых интервью. Так ли это?
Хобот
- Не совсем. Не только. Я пишу тексты. Хотя я не стал плодовитым поэтом и романом не издавал.
Меня больше волнует энергия. То есть, если есть люди, имеющие что дать мне – для совместной работы – как это сделала Ирина Корнилова, надарив мне своих сборников или дядя – буду только рад. Пока имеется 5 песен на стихи Ирины Корниловой. Еще немножко и сделаем трибьют на ее стихи.
С дядей история следующая – думаю я явился катализатором его возвращения в музыку. Дядя – интересный человек. В 17 лет он попал из Владикавказа в Москву. Сестра отца работала оперной певицей в московском Оперном. И сын ее был еще тем тусовщиком. Дядя серьезно хипповал. Очень талантливый человек – баян, гитара, бас-гитара, пианино. В августе 2003 года дядя ехал из Владикавказа в Днепропетровск, совершая променад по Украине. И оказался он в Киеве в тот благословенный день когда Mr.Оч And His Roots – группа в которой я играл, играла на разогреве у Планта по личному приглашению маэстро. И я дяде сделал на этот концерт контрамарку. Когда дядя попал на этот концерт – он уже был в шоке. Он не верил, что вообще настанут такие времена.
- Когда я услышал живьем Планта – сказал он – а еще и тебя увидел на разогреве, я просто был в ступоре.
Он понял, что рано сдался. И сейчас ему 50 и он снова не вылазит из рок-бардовских фестивалей, берет призы, места – снова вернулся к творчеству. И он когда-то он подарил мне несколько своих тетрадей со стихами. Две песни сочинил я на его стихи, а еще штук 25 в разработке.
Боря Вэйтс
- Юра, последний вопрос – мечта 2011.
Хобот
- Чтобы реализовались все мечты 2010, 2009 т.д.
Боря Вэйтс
- А самая серьезная?
Хобот
- Самая? Озадачил. Наверное, таки добиться в итоге того, о чем мечтал с детства и никакие кризисы среднего возраста и реалии жизни не помешали бы этому. В силу возрастных обстоятельств я не смог участвовать в Вудстоке-69 и быть соучастником музыкальных событий тех лет. Так что, дожить до времен очередного, уже нашего Вудстока.
Боря Вэйтс
- Ну, как вы яхту назовете – так она и поплывет – желание загадано, началась первая фаза его осуществления. Спасибо тебе за драгоценное время общения. Скажем чао нашим читателям и читательницам и отправимся искать приключений на свои задницы.
Хобот
- Чао, ребята. До встречи!

Боря Вейтс специально для RockYou


Теги: Хобот

blog comments powered by Disqus

Рецензии

Understated
1 августа 2013
Planta
18 июля 2013
Delta Machine
28 мая 2013
Mosquito
27 мая 2013
Wolf
5 мая 2013

Отчёты

Путеводитель по Open`er Festival
17 июля 2018
W.A.S.P. Фотоотчет
1 декабря 2017
Children of Bodom в Киеве
15 сентября 2017
Tommy Genesis: атаке брутальной девочки не смогли противодействовать
26 мая 2017
Сергей Михалок: Цирк аутсайдеров в акустике
24 мая 2017





Музыкантам
web support