Вася Обломов: «Классику сейчас слушать интереснее, чем рок-н-ролл» (часть №2)

Первая часть интервью. Вася Обломов: «Я никого не веду вперед к светлому будущему, потому, что тоже не знаю куда идти».

Отчет RockYou о киевском концерте. Вася Обломов: грустный сатир из онлайна

У вас очень напряженный график. Как часто и сколько времени подряд вы можете позволить себе отдыхать?

Все время есть дела, которые нужно закончить. Даже в те дни, когда мы не заняты концертами, нужно что-то делать. Если получается ничего не делать – весь день чувство тревоги, что я что-то забыл. 

Что вас расслабляет, переключает?

Переключает куда?

Дает возможность отдохнуть.

Расслабиться… Путешествия. Мне нужно уехать из страны, перестать читать фейсбук, смотреть новости, общаться. Уехать на пару недель за границу, выпасть из жизни и тогда на 2-й, 3-й день наступает спокойствие, понимание, что все нормально. Я люблю море, очень люблю воду. 

Куда вы любите ездить?

На побережье. У меня нет любимого места – их столько, что дважды в одно место я никогда не ездил. Жизни не хватит, чтоб все посмотреть. Путешествия мне нравятся, но не так часто удается уехать. Когда ты за границей по работе – это не расслабляет. Мы приезжали в Польшу, в Берлин на гастроли – все равно оставались в рабочем состоянии, не чувствовали что это каникулы. Последний раз я уезжал осенью перед выходом альбома – первый раз был в Америке, две недели колесил по Штатам.  

Где больше всего понравилось?

Я не все штаты объехал. Был в Нью-Йорке, Бостоне, Балтиморе, Вашингтоне, Филадельфии. В Филадельфии я увидел памятник Рокки Бальбоа и чуть не расплакался как ребенок. Это был трогательный момент. Это герой детства, я много раз пересматривал фильмы о нем. 

Нью-Йорк – прекрасный, но, по большому счету, ощущение от Америки пришло послевкусием, по возвращению. Не было чувства, что вот это да, вот так надо жить, что попал в другой мир. Было просто – нормально. И когда я вернулся обратно, то начал замечать какие-то вещи, которые кажутся ненормальными, а там казались нормальными. Например, что нынешние российская и американская полиция имеют совершенно разные цели.  Американский полицейский предотвращает ДТП или какие-то другие несчастья. Задача российского полицейского, увы, заключается в том, чтобы покарать за правонарушение. Именно поэтому они прячутся в кустах или на дорогах. На моих глазах, американский гаишник отпустил водителя, который просто заблудился и по ошибке не туда проехал. 


Обломов распинает отечественную милицию. Кто хочет стать милиционером?

Круто, когда у людей развиты гражданские права. Самое крутое, что в Америке все действительно считают, что влияют на судьбу своей страны. И это – самое главное, независимо от того, на самом ли деле это так. Я не могу судить, но эта уверенность – намного круче, чем ее отсутствие в России. Я же вообще человек такой, у меня стакан на половину Пруст, я замечаю разные вещи и от них грущу. 

Однажды я первый раз приехал на Бали и мы ужинали с женой на берегу Индийского океана. Подошли местные музыканты, которые играют для пар, сидящих за столами. Видимо выкусив, что я русский, один из музыкантов подошел ко мне и на ломаном русском, не понимая, наверное, половины слов, пытался запеть «Как упоительны в России вечера». Это было чудовищно, я попросил его прервать пение, заплатил ему денег – лишь бы он остановился. Но тут же рядом нашлись любители, которые просили спеть эту прекрасную песню. Еще пели песню Валерии – «таю, таю на губах». Это было и смешно, и уродливо. 

Разве это не отображает отечественную кабацкую культуру?

Повторюсь, это было не в Москве, не в Сочи, это было на берегу Индийского океана в Бали, где очень далеко от всего этого. Я же отдаю себе отчет, что эти местные ребята не выучили ее просто так. То же самое меня смутило на Сейшелах. Мне прислали видео, где туземцы поют «Еду в Магадан», наверняка это тоже кого-то раздражало.

Но было приятно?

Мне это смешно было. Я нормальный человек, я веселюсь, отдыхаю иногда. Но стакан у меня пустеет, почему-то, не знаю, так сложилось.  

Насколько для вас было неожиданно, что песня так выстрелила?

На 100% неожиданно. 

Могло быть совершенно по-другому, могло получиться 3000 просмотров и все. И ничего бы не было. 

Да, и ничего бы не было. Я был к этому готов. Я не был готов, что ее кто-то поймет, будет крутить, мне придется играть ее на концертах, что я получу Песню года. 


А у песни про начальника – 2,8 млн. просмотров. С ума сойти, правда? :)

А чем бы вы занимались сейчас, если бы этого не произошло? Чем вы занимались до этого?

Я занимался музыкой, играл рок со своей группой. Я продюсировал альбом Бутусова, спродюсировал песню Боярского. Мне тяжело предположить, что было бы если бы. Я вообще всегда считал, что Вася Обломов – это очень ненадолго. Не думал, что будет альбом и, уже тем более, не думал, что будет второй альбом. Мы презентовали альбом в доме-музее Антона Павловича Чехова. Он там жил в Москве, а у нас там презентация альбома. В сопровождении скрипки, виолончели, рояля и трубы я, без единого микрофона, сыграл акустический концерт. Было очень круто. Ну, мне чисто самому было круто. Но я не планирую очень далеко. Все может измениться в любую минуту. Перестанут писаться песни. Вот, я ввязался в проект Господин хороший, тренируюсь в сочинении. 

Вам интереснее такая публичная жизнь, или раньше было комфортнее?

Я думаю, что перестану этим заниматься, когда пойму, что делаю это вынужденно. Мне кажется, что жизненное время не стоит тратить на то, чем ты не хочешь заниматься. Жизнь одна, она некрасивая, уродливая, несправедливая. И не хочется подбрасывать палки в костер жизненной несправедливости тем, что занимаешься не тем, чем хочешь, бухать, разлагаться морально. 

Осенью писал саундтрек для драмы Паши Бардина про «понаехавших» в страну. Это была абсолютно непубличная работа – 16 серий по 40 минут. Мне нужно было придумать все – от первой до последней ноты. Это было очень круто, невероятно интересно. И никакой публичности. Фильм никуда пока не вышел, шумихи в прессе об этом не было. Просто было кайфово.

В фильме ДУХLESS тоже есть ваш саундрек…

Это так называется, потому что так принято называть. Там моя песня играет на финальных титрах. Но разница между ДУХLESS и тем, что я делал для Паши – в том, что в ДУХLESS мне дали посмотреть готовый фильм, даже с какими-то музыкальными вставками, и попросили сочинить песню для титров. Я предложил ту песню, которая у меня уже была. Они хотели позитивную песню, но я сказал, что эта песня будет лучше, потому что фильм грустный. И здравый смысл возобладал, песня встала на титры. А с Пашей все было с нуля, не было никакой музыки – мне давали 40 минут фильма и я работал прямо с картинкой. Это были кайфовые и интересные моменты, когда я понимал, что картинка играет совершенно по-разному зависимо от того, какую музыку туда вставлять. Я не просто сочинял и отдавал музыку, я участвовал во всем процессе.  Получилось кино – такое, очень грустное, но мне за эту работу ни грамма не стыдно. 

Я даже снялся там, в эпизодической роли – сыграл мента. Меня убили. Трубой по голове ударили и зарезали. Просто ради прикола сыграл самую главную каноническую роль в русском кинематографе и меня тут же грохнули. Прикольно было, целый съемочный день на это потратили.


Клип Васи Обломова на песню Ритмы окон из ДУХLESS. Тут Василий интегрирован в фильм.

Вам интереснее писать под заказ или для себя?

Это был не заказ. Я не всегда принимаю участие в фильмах, которые мне предлагают. И дело не в деньгах. Если нет ощущения, что это будет классно и что я действительно буду уместным персонажем – я на это не подписываюсь.  

Я скорее о творческой свободе.

А в этом она и была. Мне всегда нравилось заниматься музыкой, отчасти потому, что мне никто не говорит что делать. И на сцене, и в песне. Я все делаю сам. Я записываю песни сам, я аранжирую их сам, свожу вместе со своим звукорежиссером, который знает как мне нужно. Я приглашаю тех музыкантов, с которыми мне комфортно работать. Точно так же в кино. Единственный человек, с которым я советовался – режиссер фильма, у которого есть свое творческое видение картины. Мнение всех продюсеров, девочек, которые носят кофе и неизвестно чем еще там занимаются, не влияло на процесс вообще никак – так было организовано. Потому что в разных проектах в нашем кино бывают разные случаи, когда все подряд пытаются капать на мозги композитору. Сделай мне так, а нет, вот так, а денег нет, оркестр записать не можем, ну сделай хоть как-нибудь, и нужно было сделать вчера, а деньги мы все распилили, денег нет, пожалуйста, прости. Я в таких проектах не принимал участия, к счастью. Не в кайф делать то, за что потом будет стыдно.

А свои клипы вы тоже сами снимаете?

В большинстве своем – да. Единственный клип, который был сделан не мной – это ДУХLESS. Мы придумали, что мы должны быть интегрированы в фильм. А как конкретно – это придумал Марат Адельшин. Для всех остальных клипов генерирую идеи происходящего я. Например, придумал клип «Любит наш народ всякое говно» с неудачными фотографиями. Я считаю, этот клип войдет в золотой фонд русского рока.

Вы сказали, что Рокки Бальбоа – ваш кумир детства. На каком культурном пласте вы росли?

Да как и все. Когда вышел альбом Nevermind Nirvana – я вместе со всеми знал, что это круто и слушал Курта Кобейна, и переживал, когда он умер. Я слушал Виктора Цоя, слушал Металлику. Потом начал слушать Oasis, Radiohead – какой подросток не будет слушать Radiohead, когда ему грустно? Братья Галлахер – это вообще любовь всего детства. Я даже познакомился потом с младшим Галлахером. Вот бы меня снять в тот момент. Мне позвонил Миша Козырев, сказал, что у него в гостях на Серебряном Дожде будет Лиам из Beady Eye. Он пригласил меня туда, зная, что я старый поклонник группы. Я сидел с ними в студии, пообщались с Лиамом, после этого Миша меня сразу затащил в эфир поделиться впечатлениями от встречи с кумиром детства. Когда выходил альбом Don't Believe the Truth – я из Ростова звонил Мише в Москву и говорил: «Миша! Обязательно купи этот альбом. Мы слушаем сейчас этот альбом. И он такой альбом, что его нужно слушать обязательно!». И Миша даже покупал. 

Фильмы смотрел все те же, что и другие. Звездные войны, фильмы с Жаном-Клодом Ван Даммом, все переводы Володарского, Гаврилова – это же голоса детства. Переписывал с кассеты на кассету. 


А Володарский все еще в строю.

А как у вас музыкальные вкусы со временем поменялись? Вы так же слушаете Нирвану?

Нет, я просто знаю, что это круто. Зачем это слушать, я это уже сыграть могу. Музыкальных потрясений больше не было. Я боюсь ошибиться, но, по-моему, самой последней большой группой, к сожалению, стала группа Coldplay. После группы Coldplay артиста такого масштаба любимая мной британская сцена так и не родила. Я был на их концерте в Париже. Это был лучший концерт в моей жизни. Когда ты смотришь на сцену и понимаешь, что я так не могу, не понимаю, как у них это получается. Причем, круто все – от организатора концерта и до последнего светотехника. Сейчас все стало очень предсказуемо. Мне нравится Эминем, мне нравится Jay-Z, у него очень крутой продакшн, он очень круто выступает живьем. Тут дело не в жанре, а во внутреннем состоянии, когда ты слушаешь песню. У меня в плеере звучит Мишель Легран, Питер Гэбриэл и, например, Шопен. Классику сейчас слушать интереснее, потому что мне сложнее ее предсказать. А рок-н-ролл стал скучным, рафинированным, как-то все топчется на одном месте и ничего нового не рождается. Я не знаю, почему так происходит. Жалко. Появляются, конечно, отдельные хорошие песни, но глобального явления, чтобы я мог сказать что да, это мегакруто и я обязательно побегу на концерт – нет. Hurts – хорошая группа, мне понравилась, но все разы, когда они приезжали в Москву, у меня были концерты и я пока не попал ни на один их концерт, не могу до конца сказать так ли это здорово. 

Я встретил в аэропорту Нью Йорка Дэйва Гаана, и, если бы это было лет 10 назад, я бы побежал за ним, попросил сфотографироваться. Но сейчас-то зачем человека мучать. 

Есть концерт мечты, исполнитель, на которого вы бы точно пошли?

Группа Oasis. Я был на старшем брате, на младшем брате, потом еще раз на старшем брате, а на группе целиком – нет. Они успели развалиться к тому моменту, как я стал способен ездить к ним на концерты. Я очень надеюсь, что они когда-нибудь соберутся и я смогу посмотреть на этих ребят. Тогда же не было интернета. Мы смотрели концерты на видеокассетах, покупали их и как на манну небесную смотрели. Это не группа Крематорий, оказывается можно быть без шляпы и люди не сидят в зале, а все по-другому как-то.

Смог кто-то из российских или украинских музыкантов вас удивить за последние 5 лет?

Я думаю, что за 5 – нет. Но у вас есть отличная группа Океан Эльзы. Думаю, что Украина может гордиться этими ребятами. Клевая такая, крепкая рок-группа в хорошем понимании. Я не могу сказать, что прямо слежу за всем, что они делают сейчас, но я был на их концерте пару раз и это было круто.

Интервью – Константин ТрегубКатерина Варапай
Фото – 66.ru


Теги: Beady Eye, Coldplay, Nirvana, Oasis, Radiohead, Василий Гончаров, Вася Обломов, ДУХLESS, Жан-Клод Ван Дамм, Курт Кобейн, Лиам Галлахер, Миша Козырев, Мишель Легран, Ноэль Галлахер, Океан Эльзы, Питер Гэбриэл, Рокки Бальбоа, Фредерик Шопен, братья Галлахеры, интернет, рок-н-ролл

blog comments powered by Disqus

Рецензии

Understated
1 августа 2013
Planta
18 июля 2013
Delta Machine
28 мая 2013
Mosquito
27 мая 2013
Wolf
5 мая 2013

Отчёты

Путеводитель по Open`er Festival
17 июля 2018
W.A.S.P. Фотоотчет
1 декабря 2017
Children of Bodom в Киеве
15 сентября 2017
Tommy Genesis: атаке брутальной девочки не смогли противодействовать
26 мая 2017
Сергей Михалок: Цирк аутсайдеров в акустике
24 мая 2017





Музыкантам
web support