Илья Митько (Леприконсы): «Я вижу цель, к которой стремлюсь и буду рваться к ней как могу. Альпинист я»

В редакцию RockYou пришел человек, который, в начале 2000-х, поставил перед  сотнями 10-летних мальчишек цель – накопить на новенький велосипед. Илья Митько, видимо предугадав, что первый вопрос будет о том, как сейчас идут дела у Леприконсов протянул в подарок диск с названием Подарок, который в 2011 году группа записала совместно с Вадимом Галыгиным. 

Это ваш последний альбом?
 
Наш – последний, а для Вадима Галыгина – первый и последний. Ему это не нужно, это не его профиль. Он у нас больше артист разговорного жанра. Но, скажем так, у него накопилось несколько песен, с которыми он ко мне и пожаловал. У Леприконсов в Минске есть своя студия. Он пришел и сказал: «Ребята, мы с вами дружим 15 лет, никого другого я просить не хочу. Давайте, сделайте эти песни в своем видении, как вы считаете нужным». Мы их и сделали. И получился, как-бы, совместный альбом. 
 
Как думаете, что было раньше: песня или шутка?
 
Я думаю, что раньше, конечно, была песня, а потом уже кто-то начал ее критиковать и удачно подшутил. 
 
Песни в альбоме – авторства Вадима Галыгина? 
 
Да, здесь 9 его песен. Остальные 3 – уже я добил, чтобы формат альбомный соблюдался. Альбом называется «Подарок», это чисто Вадика концепция. Каждая песня по стилю очень похожа на определенного  исполнителя. Тут и Балканы, и Мумий Тролль, Технология, «Регги», «Танго» – получился мультистилистический альбом. Хотя мне не нравится музыку квалифицировать по стилям. Есть хорошая музыка и плохая.  
 
А на какой музыке вы выросли?
 
Мое музыкальное сознание и желание вообще заниматься музыкой пришли, когда я в школе начал слушать The Beatles. На уроке музыки мы разучивали Michelle, мне очень понравилась гармония этой песни. Лет так в 12 я начал сам пробовать играть ее на гитаре. Потом подсел на творчество Виктора Цоя, а дальше, лет с 14-ти, меня накрыла Nirvana. И все, с концами. До 18 лет я слушал альтернативный и тяжелый рок, панк рок, гаражный рок,  гранж. На данный момент я всеядный: это и танцевальная музыка, и живая, и классическая. Главные составляющие для меня – это мелодия, хорошая, вкусная гармония и, конечно, смысл в текстах. Не важно – спрятан он, зашифрован или лежит на поверхности, главное – чтобы я, как слушатель, его воспринимал. 
 
Но история группы началась с названия Леприкон и хардкора?
 
Да. Так и было.
 
Как перешли к поп-панку, поп-року?
 
Все просто. Вот на данный момент мы и шансоном балуемся. В хорошем понимании этого слова, мы не играем блатняк, а, скажем так, гармонию, на которой построен весь шансон.  Почему так произошло? Каждому возрасту, я считаю, свойственна своя музыка. Мы выросли, и я не слушаю больше тяжелую музыку. Поэтому играть ее не вижу смысла. Леприконсы – это мое все, поэтому, например, никогда не будет Леприконсов, играющих хаус. Леприконсы будут продолжать свое дело, развиваться в своем духе. Параллельно, конечно, у каждого из нас есть сайд-проекты. Поэтому вы должны понять – мы занимаемся тем, что нам нравится. Мы не заставляем себя делать музыку, музыка, которую мы делаем – не коммерческая, не то, о чем сейчас модно и актуально сочинять. Нет. Вот накипело что-то, о чем хотим – о том и поем. 
 
Что вы сейчас поете? Готовятся ли новые альбомы?
 
Песен и разных идей – много. В последние дни я сочинил о том, что взрослый человек по жизни впитывает в себя очень много, и, как не странно, только плохого: всякие вредные привычки, урбанистические комплексы жителя большого города. Я написал песню о том, что я бы с большим удовольствием окунулся в детство, смыл бы с себя всю грязь, которая за годы моей взрослой жизни ко мне приклеилась.  Я пою о том, о чем думаю. Как чукча. 
 
А на концертах играете больше старые песни или новые? Как проходят вообще концерты?
 
У нас очень разноплановые выступления. В основном мы не играем в кассовых концертах, потому что  уровень популярности группы, актуальности среди молодежи оставляют желать лучшего. Мы сейчас из разряда групп «ретро дискотека 90-х». Потому что пик нашей популярности пришелся на 99-2000-ый годы. И сейчас большинство наших концертов – это корпоративные мероприятия, свадьбы, праздники, утренники, дни городов. Поэтому там мы играем не те песни, которые мы хотим донести до слушателя, а те, которые слушатель знает и хочет услышать. В этом смысле мы идем на поводу у слушателя.  
 
Ваша публика – это те люди, которые слушали вас в 90-х? 
 
Вы знаете, публика совершенно разная.  И иногда мы попадаем на такие площадки, где, я уверен, о нас никто и не слышал. Один заказчик прется от нас, а другие никогда не слышали. Но, насколько я понимаю, у нас достаточно неплохо удается играть концерты. Живое исполнение – это наша фишка, мы до сих пор не можем на записи полностью передать концертную атмосферу. Поэтому есть много людей, которые с нами знакомятся исключительно прямо здесь и сейчас, во время концерта. 
 


По поводу музыки. Вы говорите, что любите и классику и шансон. А есть пластинка, которая никогда бы не была в вашем проигрывателе? Какой-то жанр или группа?
 
Ну, я никогда не слушал классический рок. Не слушал никогда монстров типа Led Zeppelin. Я мало знаком с творчеством, российского производства 80-х и 90-х. Арию никогда не слушал, ДДТ никогда не слушал. Недавно я для себя открыл новую группу Black Keys, ребята играют в стиле глэм-рок или как там это называется. В своеобразном ретро-формате  Четкая вообще группа, мне порекомендовал их наш московский директор, за что ему большое спасибо. Cлушаю нео-соул: Selah Sue, Plan B с последним альбомом, Amy Winehouse, Duffy и так далее. Funk, Acid-Jazzi вкатывает: Space, The Brand New Heavies, Count Basic, Incognito
Чего не наблюдается у меня в iPod? «Забойная 20-тка горячих хитов», «Дай прикурить, пассажир» –  такого у меня нет. Вообще я диски давно не использовал. Пользуюсь всякими онлайн сервисами, где легальная музыка продается, или на торренте, где можно ее прибрать неофициально.
 
Расскажите про белорусскую музыку. Нравится ли вам, как она развивается? Куда она развивается? 
 
Как ни странно, у нас в Беларуси, как для небольшой страны, большое количество групп. Много групп с претензиями,  с амбициями – это хорошо. Редко, но метко в пространстве шоу-бизнеса, появляется новое белорусское имя. Последние из появившихся – это группа IOWA, дуэт из Беларуси. Хотя ребята для старта выбрали площадку в Санкт-Петербурге, но сами-то они из Беларуси. Оттого, что они в Питере стартанули, они ведь меньше белорусами не стали. У нас очень много альтернативных групп, но я, признаюсь честно, стал взрослым и за сценой совершенно не слежу. Что касается белорусской попсы – ее у нас тоже пруд пруди, не очень интересно. Она разная, в принципе, как и ваша попса. Это продукт для масс, не всегда с хорошими мелодиями и с дебильными текстами.  
 
Есть ли какая-то площадка, где бы вы хотели выступить? Дима Иванов из Аддис Абебы рассказывал, что выступал в трамвае. Был ли у вас опыт выступления на нестандартных площадках? 
 
Мы в транспортных средствах выступали. Выступали на теплоходах. И в самолете играли, но это был, конечно, больше джем. Я бы хотел немного расширить грани моих выступлений. Просто благодаря музыке увидеть мир. Я бы хотел слетать за океан. Посмотреть, как живут в США и что там происходит. В таком ключе мои желания и предпочтения развиваются. Как ни странно, то, что человек желает в мыслях – материализуется. Например, я ездил в Испанию и во Францию с выступлениями. Необыкновенно, весело и интересно. Я бы никогда там не побывал, если бы не мое творчество. 
 
Французская музыка как-то отразилась на вашем творчестве? Французский шансон?
 
Из французского шансона, кстати, мы сейчас с удовольствием слушаем  ZaZ. Я на ютубе увидел фрагмент ее выступления в Москве и мне понравилось. Легкая такая музычка. Я ее нашим поставил. Мне потом Федя начал говорить: «Вот как-бы клево записать альбом шансона». Нет, не того шансона, в нашем понимании, а именно французского. Потому что на самом деле музыка симпатичная, легкая, воздушная, класс. 

 


Если бы не музыка, вы бы стали педагогом?
 
Вот это интересный вопрос.  Если бы не музыка. Я вообще не понимаю, кем бы я стал. И то, что я стал музыкантом – это для меня из рода сказочного события в жизни. Такое необычное перевоплощение. Я рос в обычной семье и у нас никто подобным не занимался. И тут раз меня судьба вот так занесла. Но я благодарен судьбе за это. На самом деле, я счастливый человек. Потому, что занимаюсь любимым делом, без напрягов совершенно. С одной стороны, кажется, заниматься музыкой легкое дело, сел там песенку написал. А на самом деле, увлечение достаточно энергоемкое. Отнимает очень много энергии, любой – моральной, физической. Такое истощение постоянно испытываешь. Очень много соблазнов, которые приходят к тебе вместе со славой. Меня все устраивает. Я прошел и огонь, и воду, мне не трудно. Да, я сейчас нахожусь не на вершине славы. Но я знаю, что после очередного подъёма, нужно сделать привал и хорошо отдохнуть. Я вижу цель, к которой стремлюсь и буду достигать ее, как могу. Альпинист я. 
 
А какая ближайшая высота, которую думаете брать?
 
Высота? Мы с Леприконсами пока в вялом режиме, но не прекращаем  концертную деятельность. Все-таки концертная деятельность – это источник дохода. Большинство из Леприконсов работают в госучереждениях. Вот наш аккордеонист, к примеру, преподает по классу аккордеона в Педагогическом университете, барабанщик дирижирует в оркестре музыкального училища. Но главной причиной «творческой паузы» было создание семей, все мы женились, появились дети и я, считаю, это правильная остановка была. Вообще, я хотел бы выйти на сцену отжечь на 50-тилетие своей группы. Вот это будет тема. Ну, конечно,  будем выпускать альбомы. И в следующей пластинке Леприконсов сохраним всю нашу непосредственность, весь наш драйв, позитив. Хотелось бы, наконец посотрудничать с саундпродюсерами, чтобы придать нашему разгильдяльному звучанию нужные краски, которые прокачивали бы еще глубже и не пугали бы музыкальных редакторов радиостанций нашим форматом «агро-треш» ; ))
 
Что вы бы посоветовали молодым музыкантам? Музыкантам, которые собирают группы, мечтая стать рок звездами? Куда им бежать?
 
Я на этот вопрос отвечаю практически каждый день. И в вконтакте и на фейсбуке, как быть и что делать. Этот вопрос для меня намного интересней банального: «Как дела?». Могу сказать однозначно одно. Нельзя никогда опускать руки. Нужно быть целеустремленным и уметь отличать конструктивную критику от издевательств и зависти. Первоначально для музыканта главным должны являться его песни. Только при наличии классной песни группа может стать популярной. Есть, конечно, такие, которые хотят просто так вылезти без песни, это деньги, пиар сумасшедший – и в тему, и не в тему. Как правило, эти группы не приобретают народной любви. Все-таки любовь народа, любовь к твоим песням – это самое главное. Поэтому, я всем советую, относится серьезно к тому, что вы поете. Ждать, и надеяться, и вкладывать всю душу в песню. Это будет та самая песня, которая станет для вас флагом в мире музыки. Рано или поздно эта песня появится. Проверено на личном опыте. 
 
Вы помните, на что откладывали деньги в 10 лет?
 
В 10 лет, я помню. Конечно же, о велосипеде в 10 лет я мечтать не мог. Я собирал деньги, чтоб приобретать аудио кассеты. Потом я коллекционировал всякие фантики от жвачек. Помню, мне не хватало несколько фантиков до полной коллекции, и я их за бешеные деньги купил. В принципе, как любой мальчишка, –  в таком возрасте все увлечения были одинаковые. Я всегда хотел купить себе скейт. В то время продавались еще советские, с резиновыми колесами. Родители денег на него не давали. Вот на скейт я и копил. Но так я его и не купил. 



Текст: Катя Варапай (RockYou)
Фото: Дима Добровольский


Теги: Вадим Галыгин, Илья Митько, Леприконсы

blog comments powered by Disqus

Рецензии

Understated
1 августа 2013
Planta
18 июля 2013
Delta Machine
28 мая 2013
Mosquito
27 мая 2013
Wolf
5 мая 2013

Отчёты

Путеводитель по Open`er Festival
17 июля 2018
W.A.S.P. Фотоотчет
1 декабря 2017
Children of Bodom в Киеве
15 сентября 2017
Tommy Genesis: атаке брутальной девочки не смогли противодействовать
26 мая 2017
Сергей Михалок: Цирк аутсайдеров в акустике
24 мая 2017





Музыкантам
web support