Лидия Клов: "С каждым годом мы будем смотреть на нашего слушателя, и меняться вместе с ним"

RockYou пообщался с Лидией Клов и узнал, как оно быть менеджером самого продолжительного open-air в Украине Griboffka Summer Sound.

Расскажи про двухмесячный Summer Sound. Как пришла такая идея и в чем его отличие от других?    
              
Идея принадлежит,  конечно же, Дизелю. 3 года назад, когда я была директором группы Green Grey, мы выступали на Казантипе. Наверное, это была чистой воды афера. Потому, что приехать с Green Grey, с группой  Gorchitza, с 42мя музыкантами и устроить там джем сейшн во время закрытия Казантипа, да еще и перед выступлением Карла Кокса… Ты можешь себе представить, что нас ожидало. Но все получилось. Мы даже джем провели. И самое интересное, что люди сидели вокруг нас. Потому, что люди все-таки хотят услышать живое, хотят увидеть людей, музыкантов, которые извергают эти звуки при них. Они хотят увидеть, как это делается. Не было никакой сцены, они стояли вокруг нас. И после этого мы остались еще на неделю на Казантипе с Дизелем, его женой и с нашим другом Сережей Корзаченко, который сейчас является генеральным продюсером фестиваля Summer Sound. И вот тогда нам в голову пришла идея своего фестиваля. Дизель походил, посмотрел, поговорил с учредителями  Казантипа – они в очень хороших отношениях. И решили, что будут делать этот фестиваль на Казантипе. Но когда начали уже ездить и смотреть на местность, то поняли, что нет смысла привязываться к Казантипу, если можно все сделать поближе, причем – что-то существенно новое. Мы ни в коем образе не хотим пресекаться  с Казантипом, наоборот – в этом году ребятам 20 лет и мы их с этим поздравим. 

Почему 2 месяца? Потому, что мы сели и начали думать – 2 дня, 3 дня… Ну да, логичней было бы сделать 3-4 дня. Но мы ж не ограничиваемся только роком. Мы понимаем, что есть полно хороших исполнителей в мире электронной музыки, есть не менее хорошие ди-джеи. Поэтому у нас есть одесский офис, который занимается только ди-джеями, у нас поделены мероприятия. Мы занимаемся лайвами, электронной сценой, правда в этом году она не представлена, к сожалению – это уже планы на следующий год.  На электронной сцене тоже очень много живых команд. Мы будем этим заниматься, а ди-джеев выбирают наши одесские партнеры. Они с ними работают, но если нужен какой-то сложный продакшн, то, естественно, мы помогаем. 

Не страшно делать фестивали на 1,5 – 2 месяца?                 

Очень страшно :) Сначала тебе страшно, потом, когда все начинается, ты уже просто привыкаешь к этому ритму и живешь в нем дальше. Естественно, мы понимали, что в финансовом плане рентабельности не будет ни первый год, ни второй. И мы искали пути, как лучше сделать этот фестиваль – все-таки вернуться к 3-4 дням или продолжить эту игру 2 месяца. Пока получается с двумя месяцами.  Единственное, подвели погодные условия в Одессе. Артистов, которые должны были выступать на прошлых выходных, мы перенесли на август. 

В течение двух месяцев что-то будет происходить каждый день или, в основном, по выходным? 

Пляж работает каждый день, главная сцена – в пятницу и субботу. В будние дни работают бары, клубы, которые находятся на открытом воздухе. Дискотеки там происходят, конечно, но большие артисты все-таки по выходным. Единственное – исключая РокФорум. Потому, что на РокФоруме у нас 3 дня работает большая сцена – четверг, пятницу и субботу. Артистов очень много и все эти команды очень сложные в продакшене, привозе, логистике. 

А с кем сложнее всего?                  

Я не могу сказать прямо, что сложно. У нас получается находить артистов, которые как люди очень приятны и всегда идут на компромиссы, если нужно. Но я понимаю, что будет  нелегко  с группой Ленинград . Не в том плане, что они капризные, а – просто их 19 человек:) И прилетят они за час до саундчека, после ночного концерта в Москве. Мы хотим все сделать максимально удобно для этой группы. Поэтому у нас суббота выстроена таким образом, чтобы артист мог отдохнуть. Они прилетают, едут на саундчек и идут спать. На сцену они выходят в час ночи и утром сразу улетают обратно. Это очень сложно для самих артистов. Поэтому, не они сложные, а график такой. 

Вообще летом уйма фестивалей, в том числе на море – тот же Соседний мир. Почему люди должны приехать именно к вам?          

Мне очень жаль, что в прошлом году не смогла на Соседний мир поехать. Опять-таки, из-за того, что я была в Грибовке. Соседний Мир происходит по датам после РокФорума. В принципе, люди могут поехать в Грибовку, а потом на Соседний Мир, это очень удобно. А потом на Кубану. Правда, на Кубану ехать далеко. Мы не ставим себе такую цель, чтобы все приехали именно к нам и только. У нас хорошая атмосфера и это правда. Те люди, которые создавали фестиваль, делали его по образу фестиваля, на котором хотели бы отдыхать сами. Мы делаем все с такой позиции. Это касается и того, каких артистов мы приглашаем. Опять-таки, очень стараемся, чтобы им было комфортно и хорошо у нас выступить. И чтобы они вернулись не как после очередной работы и вспоминали там: вот нам поставили в гримерке не ту водичку или за организатором надо было бегать, а водитель к нам не приехал, а гостиница вообще отстой. Мы, наоборот, хотим сделать все очень комфортно, чтоб люди хотели вернуться к нам на следующий год. А если не они, то чтобы они рассказали своим коллегам-артистам, что вот там классно, можете туда ехать – все будет хорошо. 

Скажи, а кто едет на фестиваль – это, в основном, Одесса или вся Украина, или это еще шире, чем Украина?

Пока что, 60-70% – это, все-таки, одесситы. Поэтому, если ты заметил, у нас не очень обширная реклама в Киеве. По разным причинам. Мы понимаем, что вначале нужно рассказать людям о фестивале – и не через борды, а через интервью, через других людей, которые уже побывали у нас. Чтобы пошло сарафанное радио. Люди вначале должны привыкнуть.

А какое сарафанное радио получилось после первого года?

Очень многие люди, которые были в первом году, сейчас к нам возвращаются. Первый год был практически пробным. Мы шли с таким опозданием, что некоторых иностранных артистов букировали буквально за две недели до даты. Это был, конечно, экспромт. 

Сколько времени занимала подготовка тогда?                

Готовились мы долго. Тогда мы сделали препати  с участниками The Prodigy Family Party. На тот момент нам было понятно, только какой артист выступает на открытии и какой выступает на закрытии. Кто выступает в середине – мы еще не понимали. Потом мы быстро связывались со Stereo MC’s, с группой Kosheen. Группы, которые согласились, до сих пор пишут в фейсбуке «удачи вам». И Stereo MC’s прислали нам письмо благодарности после фестиваля. 

Собираетесь ли вы расширяться на Киев, на другие города?

Мы к этому идем. И в этом году я точно знаю, что будут люди из России и из Белоруссии. Из Белоруссии – это естественно, потому что у нас выступают Ляпис Трубецкой и The Toobes. Кстати, про The Toobes – это друзья наши, друзья фестиваля. Белорусы с нами связывались. Есть даже агентства в Белоруссии, которые централизовано  хотели отправить автобусы к нам. Я понимаю,  что тут есть над чем работать, что, все-таки, мы захватим эту страну. Тем более, там про наш фестиваль многие знают. В этом году, когда я отбирала группы на фестиваль, я очень хотела взять еще пару групп из Белоруссии. К сожалению, бюджет не позволяет  брать всех, кого ты хочешь. Очень много людей едет из России. У нас Майлз Кейн будет на фестивале. А у него очень большой фан-клуб в Питере. 

К чему идет фестиваль? Каким ты его видишь через пять лет?            

Знаешь, я не могу сказать про весь фестиваль, общую концепцию. С каждым годом мы будем смотреть на нашего слушателя и меняться вместе с ним. Нам бы хотелось сделать фестиваль удобным для слушателя. Мы бы очень хотели представлять Украине тех артистов, которые просто к нам не доезжают.  Опять-таки Майлз Кейн, S.C.U.M – о них слышали, может, 100-200 человек . Если хотя бы 1 человек назовет песню, которую поет Майлз Кейн или S.C.U.M – я буду счастлива. Артисты это очень хорошие и нам бы хотелось их показывать нашему зрителю. Занять ту нишу, которая в нашей стране свободна. Наши организаторы не обращают внимания на этих артистов, причем причины понятны. Поэтому, мы пытаемся выстраивать этот фестиваль следующим образом: брать известных хэдлайнеров и привозить к ним западные малоизвестные команды. Показывать их нашему слушателю и зрителю. 

В Украине очень много фестивалей. Какие нравятся лично тебе?                         

На самом деле, я не могу выделить один украинский фестиваль, который бы мне нравился заметно больше, чем остальные. На Соседнем Мире я не была. Хотя, я понимаю, что он мне понравился бы – в том числе, по набору артистов. Я знаю ребят, причастных к Соседнему Миру, и мне нравится их подход к жизни, к музыкальному миру. Казантип – это просто не мой формат. Хороший формат у фестиваля Старе Місто. Единственное, чего нет в подавляющем большинстве украинских фестивалей – то, что они происходят на каком-то аэродроме или в лесу, в лучшем случае. Проблема в том, что люди утром  должны приехать на метро, на такси, на маршрутке, послушать музыкантов, а в 11 все заканчивается. Люди толпой выходят и едут домой. Это не совсем фестиваль. Фестиваль – это когда ты 3-4 дня висишь в палаточном городке, находишься в состоянии этой атмосферы.  Мне кажется, этой составляющей не хватает многим фестивалям. Мы пытаемся это сделать. В этом году построили большой summer camp, но наших людей надо к этому еще приучить. Хорошая идея была с Просто Роком. Отличная идея, отличные артисты.  Но, опять-таки, один день и стадион в центре города. 

Мы недавно были в Днепропетровске на The Best City UA и там, как раз, были палаточные городки. Это три дня за городом.                                       
Я не доехала просто до Бест Сити. Мне очень понравилась задумка. Честно, до последнего собиралась туда приехать. Потом я поняла, что буду работать на открытии у нас. Бест Сити, наверное, единственное за последние годы, что напоминает большой фестиваль по европейским аналогам. 

Можешь рассказать подробнее про РокФорум? Для чего, почему, как, кто?                              

Это опять идея Дизеля. В нашей стране очень много молодых музыкантов. Они не знают с чего им начать. Они видят конечную картинку, что вышла, например, группа Бумбокс, в зале 5000 человек, их все любят и все песни поют наизусть. Как группа пришла к этому никто не знает. Все думают, что это обеспечил крутой продюсер. Мы хотим РокФорумом развенчать вот этот миф. И объяснить людям, что песню на радиостанцию или клип на ТВ можно поставить и без денег. Я знаю многие молодые группы, которых крутит М1 только потому, что это хорошая команда. Потому, что каналам нужен хороший контент. Мы хотим устроить живой диалог молодых музыкантов и людей, которые многое знают. 

Как ты считаешь, кроме молодых музыкантов РокФорум будет интересен?   

Во-первых, это будет происходить в гостинице, в большом зале, где людям будет удобно сесть. Все смогут задать любые интересующие их вопросы. Привлекать к этому зрителя, я думаю, не очень стоит. Молодая сцена у нас будет работать с 16 числа. Выступит 27 и молодых, и более известных команд. Нам очень жаль, что многие не смогли попасть. Понедельник, вторник, среда по 9 команд выступают по 15 минут. 

Какие основные проблемы украинской рок сцены? 

Я скажу слова, за которые меня возненавидит половина Украины. Главная наша проблема в воспитании нашего слушателя. Слушатель не интересуется, какие песни Грин Грэй написал за последние годы. Они приходят на концерт, чтоб послушать «Под дождем». Точно так и происходит с ТНМК, Димной Сумішшю. Много хороших групп. Проблема в том, что люди не хотят находить что-то новое. Они хотят услышать привычные звуки по радио или по телевизору.  Мы с Дизелем хотели выставить на главную сцену молодых зарубежных исполнителей, но по финансам это не рентабельно. К этому надо идти очень долго и маленькими шагами. Среди организаторов очень мало фанатов своего дела. 

Привезти западных исполнителей – это одна сторона медали. Как ты считаешь, есть возможность наладить экспорт молодых команд Украины?                                     
Мы над этим работаем. В этом году – нет, но в следующем к нам приедут европейские селекционеры. И мы покажем им, что в Украине есть много отличной музыки.

Чем ты сейчас занимаешься кроме Summer Sound? Сотрудничаешь ли еще с Green Grey?

Green Grey я года два уже не занимаюсь. Дружим – да и очень близко. Но директор у ребят теперь другой. Кроме фестиваля я самостоятельно начала привозить артистов. В октябре делала The Prodigy Family Party, потом - Stereo MC's в Crystal Hall, а 30го сентября везу The Kooks в Киев.

О чем ты мечтаешь?

О мире во всем мире! Шучу:) Да много о чем мечтаю. Если говорить о профессиональной деятельности – то больше всего мне хочется заниматься любимым делом и этим же приносить радость и хорошие эмоции людям. Хочу, чтобы в нашей стране начали ценить музыку и музыкантов, и хотели их слушать и искать новые лица и имена.

На чей концерт ты готова пойти за любые деньги?

Сложный вопрос, на самом деле. Месяц назад я осуществила мечту детства – ездила на The Cure. В этом году еще один обязательный для меня вояж – The Stone Roses. Такого я пропустить не могу, я ждала графика их reunion tour целый год! Через два года в Россию приедут еще одни «боги детства», но это пока секрет:) Если, конечно, фантазировать, то за любые деньги я бы с удовольствием сходила на концерт Led Zeppelin, The Doors и Joy Division. Но, к сожалению, это невозможно купить ни за какие деньги.

Интервью - Константин Трегуб


Теги: Green Grey, Griboffka Summer Sound, Грибовка, Ленинград, Лидия Клов

blog comments powered by Disqus

Рецензии

Understated
1 августа 2013
Planta
18 июля 2013
Delta Machine
28 мая 2013
Mosquito
27 мая 2013
Wolf
5 мая 2013

Отчёты

Путеводитель по Open`er Festival
17 июля 2018
W.A.S.P. Фотоотчет
1 декабря 2017
Children of Bodom в Киеве
15 сентября 2017
Tommy Genesis: атаке брутальной девочки не смогли противодействовать
26 мая 2017
Сергей Михалок: Цирк аутсайдеров в акустике
24 мая 2017





Музыкантам
web support